Практика дыхания: рассказывает гуру, часть 2

Дата: 24/03/2013 / Просмотров: 280

А если он допустит остановки или перерывы, то сознание будет обеспокоено тем, достигло ли медитативное созерцание глубины или еще нет. Поэтому при счете следует избегать подобных ошибок. Ученик должен считать так, чтобы можно было свободно созерцать весь процесс вдоха и выдоха, отмечая каждый из них и начиная с 1-1 до 10-10 [после чего без перерыва начинается новая серия с 1-1]. И только когда он считает таким образом, он способен во всей полноте узреть, как равномерно струятся вдохи и выдохи. Он постигнет, как они, один за другим, вновь и вновь пронизывает все тело, но ему не следует созерцать их ни внутри, ни вне тела, а только в той точке, где дыхание достигает ноздрей. В этой, связанной со счетом, медитации сознание становится единонаправленным только благодаря силе счета, подобно тому, как корабль удерживается в бурном потоке только тогда, когда руль находится в крепких руках.

И сколь же долго надо продолжать счет? До тех пор, пока и без счета не будет сохраняться неизменное памятование о вдохе и выдохе как об объекте [медитативной практики]. Ибо счет не преследует никакой иной цели, кроме пресечения дискурсивного мышления, которому свойственно охотиться за внешними объектами, и развития внимательности ко вдоху и выдоху как объектам сознания».

Продолжение. «Далее ученику следует позаботиться о продолжении. Слово «продолжение» означает, что после того как отброшен счет, вдохи и выдохи продолжаются без перерыва при полном памятовании о них. Но это отнюдь не означает, что дыхательный цикл следует продолжать вплоть до его конца, середины или [следующего] начала. Для исходящего дыхания пупок— начало, сердце — середина, нос — конец. Для входящего дыхания начало — ноздри носа, середина — сердце и конец — пупок. Если же кто-нибудь попробует это проделать [указанным образом], то его сознание, отвлекаясь, станет беспокойным и хаотичным.

Поэтому, когда ученик начинает «продолжение» [дыхания], ему не следует обращать внимание ни на начало, ни на середину или конец [дыхательного цикла]. Но ему должно обратить все внимание на то место, где дыхание касается ноздрей, и сосредоточиться на этой точке, пока не будет достигнута полная концентрация. Это можно проиллюстрировать на примере пилы. Предположим, что человеку надо перепилить лежащий на земле ствол дерева. Все его внимание обращено только на те зубья, которые соприкасаются с древесиной, но он совершенно не замечает те, что вне ствола, и даже не задумывается о самом факте движения».

Мыслеобраз: «У некоторых людей, практикующих эту медитацию, возникает устойчивый мыслеобраз, и они достигают полной концентрации, которая сопровождается и остальными элементами Дхйяны.

Что касается других, то по мере их преуспеяния в методике со счетом, когда благодаря последовательному сглаживанию грубых форм вдоха и выдоха все более и более устраняется чувство физического дискомфорта, их тело и мышление становятся столь же легкими, как если бы они парили в воздухе. Когда грубая форма дыхательных циклов достаточно успокоена, сознание следует за мыслеобразом тонкой формы дыханий, выступающей в качестве объекта мышления. Когда же и они исчезают, мыслеобраз объекта становится все более и более неуловимым.

Каким образом? Это подобно тому, как если бы человек должен был ударить большим бронзовым молотом в бронзовый гонг; единственный удар породил бы громкий звук, и сознание человека последовало бы за ним, как за своим объектом. Но когда грубая форма звучания стихла, все же остается в качестве объекта мыслеобраз более тонкого звучания; когда же и он прекратится, мыслеобраз объекта-звука становится все более и более утонченным.

Объект других форм медитативной практики становится более определенным по мере углубления в медитативное состояние, но в данной медитации это не так. По мере того как человек совершенствует ее, объект становится соответственно более тонким [и как бы иллюзорным] и в конце концов — совершенно незримым. И именно по этой причине Владыка сказал: «Я, о монахи, не учу развитию памятования о дыхании тех, кто лишен внимательности, и тех, кто не способен ясно осознать [то, что он делает]». Ибо любая медитативная практика доступна лишь тем, кто внимателен и ясно осознает,— во всех остальных случаях за исключением этого,— объект, при успешном созерцании, становится все более ясным. Но эта форма медитации о дыхании трудна, тяжело вырабатывается и представляет совершенный объект внимания только для людей великих, таких как Будды, Пратйекабудды и Сыны Будды. Она — отнюдь не тривиальный случай, и не может быть выработана обычными людьми. Чем больше человек уделяет внимания объекту данной медитативной практики, тем более этот объект успокаивается, утончается [и становится иллюзорным]. Именно поэтому такая медитация требует высокой степени внимательности и силы различающего интеллекта [праджня].

Если практика успешно продолжается в этом направлении, то вскоре должен появиться мыслеобраз. Но он не одинаков для всех. Некоторым он представляется как нечто, что легко касается [кожи], наподобие ваты, шелковых нитей или легкого ветерка. Так утверждают немногие. Но вот что говорят «Комментарии»: «Некоторым этот образ представляется в форме звезды, или горсти драгоценных камней, или горсти жемчужин; другим — как нечто, что грубо касается кожи, наподобие хлопковых семян или деревянной иглы, третьим — как длинная нить, как гирлянда цветов или столб дыма; четвертым — как вытянутая паучья нить, как клубящаяся масса облаков, как цветок лотоса, как колесо повозки, как диск луны или солнца». Это напоминает вот что: «Предположим, несколько монахов собрались вместе и прочитали некую сутру, после чего один из них вопрошает: «Как представляется вам эта сутра?». Другой же отвечает ему: «Она представляется мне могучей горной рекой». Третий: «Мне же — как стройный ряд деревьев». Четвертый: «А мне — как дерево, украшенное плодами, с многочисленными ветвями, дарующее прохладную тень». То есть одна и та же сутра представляется каждому из них по-разному вследствие различия индивидуального восприятия. И точно так же один и тот же объект медитации представляется различным в силу различия в восприятии. Ибо он обусловлен воображением, опирается на воображение и возникает из воображения».

Прорыв. «По мере развития и упрочения мыслеобра-за устраняются препятствия, подавляются клеши, устанавливается незыблемая единонаправленность сознания, и оно контролируется вводным самадхи».

Эффект. «Такой тип памятования о дыхании приносит великолепные плоды и огромную пользу, которая может быть подтверждена фактом достижения состояния невозмутимости и пр., о чем говорится в Сутре: «Это самадхи, о монахи, обусловленное памятованием о дыхании, когда оно развито и постоянно практикуется, дарует безмятежность и блаженство». К тому же оно позволяет пресечь дискурсивное мышление. Ибо, благодаря тому, что оно невозмутимо, величественно, незапятнанно и ведет к благу, оно предохраняет сознание от блуждания тут и там, с присущим этому блужданию дискурсивным мышлением, выступающим в качестве основной помехи достижения самадхи, и оно позволяет разуму узреть в качестве объекта истинную сущность дыхания».

К чему же приводит такая практика? Комментарий одного буддийского монаха56, в совершенстве овладевшего ортодоксальной традицией школы Тхеравада, поясняет ее следующим образом:

«После того как ученик, благодаря созерцанию вдоха и выдоха, достиг четвертой дхьяны57, он полностью осознает основу дыхания и понимает, что вдох и выдох предполагают существование тела. «Тело» — это всего лишь название совокупности четырех основных элементов и сопутствующих им свойств, таких как: глаз, ухо, нос, язык, тело, форма, звук, запах, вкус и т. д. Обусловленное контактом органов чувств и соответствующих им объектов возникает сознание, а поскольку возникло сознание, возникают и пять аспектов бытия: ментальный аспект, формируемый восприятием, чувствами, субъективным мыслетворчеством и сознанием; и материальный объект, то есть форма.

Четыре основы внимания, то есть созерцание тела, чувств, мыслей и субъективных явлений, совершенствуют «семь элементов просветления», которые суть внимание, обнаружение и исследование истинного, энергичность, заинтересованность, концентрация сознания и безмятежность психики в целом. В свою очередь, эти семь элементов обусловливают возникновение мудрости и приводят к Освобождению».

Ученые ламы знакомы с этими теориями, но дыхательные упражнения практически не представляют для них интереса.

За исключением некоторых типов медитации, таких как описанная выше медитация АУМ МАНИ ПАДМЭ ХУМ!, где вдох и выдох служат основой мистического созерцания, дыхательные упражнения, применяемые ламаистами, преследуют, в основном, достижение определенных физических результатов.

От человека, который стремится тем или иным методом достичь необычных физических результатов, требуется, чтобы он, в первую очередь, в совершенстве овладел дыханием. Для достижения этого рекомендуются, например, следующие упражнения:58

Медленно вдохнуть через правую ноздрю и медленно выдохнуть через левую.

Медленно вдохнуть через левую ноздрю и медленно выдохнуть через правую.

Медленно вдохнуть через правую ноздрю и энергично выдохнуть через левую. То же упражнение в обратном порядке.

Быстро вдохнуть через одну ноздрю, и быстро выдохнуть через другую. Повторить упражнение в обратном порядке.

Вдохнуть и выдохнуть вначале быстро, затем медленно через одну и ту же ноздрю.

Вдохнуть сразу через две ноздри, затем таким же образом выдохнуть.

Задержать дыхание. При достаточной практике такая задержка может быть очень длительной.

Начинающие часто определяют длительность задержки тем временем, которое необходимо, чтобы последовательно коснуться кончиками пальцев лба, каждого колена и щелкнуть каждым пальцем. Каждый щелчок сопровождается счетом раз, два, три и т. д. Или же начинающий мысленно повторяет мантру, а с помощью четок определяет, сколько раз он повторил ее во время задержки дыхания.

Помимо задержки дыхания на вдохе, человек должен научиться задерживать дыхание на выдохе, или, как это называется, «оставаться пустым».

Человек должен также уметь прерывать вдох, не доводя его до конца и выдохнуть тот воздух, который он уже вдохнул. Надо уметь выполнять и обратное упражнение: прерывать выдох, не доводя его до конца, и сразу же начинать вдох.

Человек должен научиться вдыхать необыкновенно медленно и затем выдыхать с такой же скоростью или через ноздри, или ртом, сжимая губы так, чтобы между ними оставалось отверстие не более булавочной головки. И наоборот, человек должен сильно, энергично вдохнуть, сразу введя в легкие большой объем воздуха, которые затем надо опорожнить, усиленно выталкивая воздух через ноздри. При этом упражнение возникает звук, напоминающий работу кузнечных мехов.

Помимо этого, надо выучить и многое другое: дышать поверхностно, на глубину трахеи, как говорят тибетцы, затем до нервного центра, который они помещают в центре груди, вблизи верхней части желудка, затем до пупка. Некоторые из них практикуют дыхание через ректум, заставляя воздух подниматься вверх по предварительно очищенному кишечнику; помимо этого, они используют и другие необычные упражнения, в ходе которых дыхательная тренировка сопровождается специфическими позами.скачать dle 10.4фильмы бесплатно

Вернуться


Поделиться:





Другие новости по теме: