Учения тибетских мистиков

Дата: 13/04/2013 / Просмотров: 566

Во втором собрании ламаистских канонических книг, называемом «Данжур» (комментарии к первому собранию Канонических книг «Канджур»), имеется известное письмо, приписываемое великому индийскому философу Нагарджуне (I век н. э.) и адресованное индийскому царю Удаяне. Философское учение, разработанное На-гарджуной, — Мадхйямика, — пользуется среди ламаистов огромным авторитетом. Ниже я приведу краткие отрывки из этого письма, называемого «Дружеское Послание»,

Был ли Нагарджуна действительно автором этого письма, или оно написано одним из его учеников, или кем-либо, кто воспользовался именем знаменитого философа,— в данном случае не имеет значения. Мы только отметим, что краткий курс наставлений, который дается в этом послании, практически полностью выдержан в духе первоначального буддизма, хотя тибетские гуру и рекомендуют путь Махаяны.

— Пусть твоя деятельность, речь и мысль79 всегда воплощают Десять Заповедей.

Далее

Далай Лама, часть 3

Дата: 13/04/2013 / Просмотров: 1658

Считать, что Цаньян Гьяцо был адептом подобных упражнений, наряду с другими данными, нас заставляет и одна явно фантастическая история, символизм которой, однако совершенно ясен любому, кто знаком с указанной тренировкой. Вот эта история.

Случилось так, что однажды Цаньян Гьяцо пребывал на террасе своего дворца в Потале в окружении тех, кто был возмущен его слишком вольным поведением.

«Да, у меня есть любовница,— сказал он в ответ на их упреки,— но и у вас, обвиняющих меня, они тоже есть, однако неужели вы осмеливаетесь думать, что близость с женщиной для меня значит то же самое, что и для вас?».

Затем он приблизился к краю террасы и помочился через баллюстраду. Струя упала до фундамента Пота-лы, а потом «вознеслась» до верхней террасы и вернулась в Великого Ламу тем же каналом, из которого была выпущена. Великий Лама обратился к окружающим его:

«Попробуйте то же самое,— сказал он,— и если вам не удастся, то уразумейте, что мои отношения с женщинами отличаются от ваших».

Далее

Далай Лама, часть 2

Дата: 13/04/2013 / Просмотров: 377

Возвысившись до царского звания, Лобзанг Гья-цо объявил себя аватаром бодхисаттвы Ченрези, покровителя Тибета, а своего наставника объявил аватаром мистического будды Одпагмеда (Амитабхи).

Монастырь Гандан, скрытый среди гор в пустынной местности, уже не мог более служить прибежищем монаха, ставшего царем, хотя он был обязан сохранять и на царском троне религиозную роль и даже носить монашеское одеяние.

В седьмом веке нашей эры великий царь Сронгцан Гампо построил крепость-дворец (ныне от нее остались только развалины) на холме Потала в Лхасе. Трудно было бы найти более подходящее место для нового властелина. Традиция сделала это место священным, связав его с памятью самых знаменитых царей Тибета, а диковинный вид холма, одиноко возвышающегося посреди необозримой равнины, делает его исключительно подходящим пьедесталом для жилища божественного повелителя. Лобзанг Гьяцо начал строительство необыкновенного здания, к которому впоследствии делались пристройки и которое со временем стало теперешним дворцом Потала.

Далее

Далай Лама, часть 1

Дата: 13/04/2013 / Просмотров: 419

Многие читатели, вероятно, удивлены, почему до сих пор в этой книге ничего не сказано о Далай Ламе. Коль скоро нашей основной темой являются ламаистские посвящения, то основное внимание, по-видимому, должно быть уделено именно Ему — Великому Главе посвященных. Рассмотрим этот вопрос.

Хотя на Западе и начинает складываться более ясное представление о Тибете, и ему посвящено уже большое количество серьезных книг, тем не менее, иностранцы слабо представляют себе, кто такой Далай Лама и какова его роль. Английские чиновники, которые либо лично встречались с Далай Ламой, либо поддерживали дипломатические отношения с Его представителями, пожалуй, являются наиболее осведомленными авторами, однако изображают правителя Тибета практически только как политического деятеля (именно это и интересовало их читателей),

Помимо этих авторов, встречаются люди, не только никогда и шагу не сделавшие по тибетской земле, но и располагающие весьма сомнительной информацией относительно его жителей, и тем не менее, берущие на себя смелость выдавать за действительность свои ничем не обоснованные выдумки. Некоторые из них изображали Далай Ламу человеком, владеющим всеми языками мира. Другие безапеляционно утверждали, что он является «папой» буддистов. Третьи, в свою очередь, говорили, что он-де — маг, который обычно занят творением чудес самого фантастического характера; а его дворец в Потале некоторые изображали как некую «святая святых», недоступную для непосвященных и населенным сверхлюдьми, иерофантами, хранителями грозных мистерий.

Все это не более чем фантазии. Далай Лама преимущественно глава светской власти, автократический монарх Тибета.

Далее